Чем вреден сахар: мнение экспертов

Чем вреден сахар: мнение экспертов других богатых

Отечественное первое чувство необыкновенной сладости — маленькой кусочек заварного крема на мамином пальце, что ты слизываешь, млея от наслаждения, либо ложка клубничного мороженого вместо простого морковного пюре — это вкусовое откровение в большинстве случаев не остается в уголках памяти отечественного раннего детства.

Но время от времени момент начальной сладости сохраняется. Видео YouTube от февраля 2011 года начинается с того, как маленькая Оливия наблюдает в камеру, а на лице у нее выражение восхищения от кусочка ванильного мороженого, тающего во рту. В то время, когда брат Дэниел опять подносит к ней стаканчик с лакомством, девочка машет ручками и выгибается всем телом, пробуя дотянуться до него.

Учитывая то, что отечественные клетки производят энергию из сахара, имеется суть в том, что мы от рождения любим сладкое. Но какое количество сахара мы потребляем, как он поступает в отечественный организм, и откуда мы его приобретаем — эти вещи со временем претерпели радикальные трансформации. До появления сельского хозяйства предки, по всей видимости, не очень-то осуществляли контроль наличие сахара в собственном рационе, приобретая его бессистемно из животных и тех растений, каковые виделись на их пути в конкретном месте и в конкретный сезон. Приблизительно в шестом тысячелетии до нэ жители Новой Гвинеи начали выращивать сахарный тростник, разжевывая стебли и высасывая из них сладкий сок.

После этого сахарный тростник стали выращивать в Индии, где к пятому веку до нэ люди обучились превращать содержимое данной тропической травы в неочищенные кристаллы. Оттуда сахар вместе с монахами и переселенцами перекочевал в Китай, Персию, Северную Африку, а в 11-м веке показался в Европе.

в течении четырех с лишним столетий он оставался в том месте экзотической специей и предметом роскоши, пока производство не стало достаточно действенным чтобы сделать «белое золото» намного более дешёвым по цене. Христофор Колумб в первой половине 90-ых годов пятнадцатого века привез сахарный тростник в Новый Свет, а в 16-м и 17-м столетиях европейские державы создали плантации сахарного тростника в Вест-Индии и Южной Америке. Во время с 18-го по 19-й век потребление сахара в Англии возросло на 1500 процентов.

К середине 19-го столетия рафинированный сахар стал для американцев и европейцев продуктом первой необходимости. Сейчас мы добавляем сахар в той либо другой форме в большая часть переработанных продуктов, каковые едим. Это и хлеб, и каши, и хрустящие закуски, и десерты, и напитки, и соки, и заправки для салатов, и соусы.

И мы не стесняясь сластим многие сырые и цельные продукты.

Потребляя так много сахара, мы не только демонстрируем собственное слабоволие и потворствуем собственному пристрастию к сладкому — мы практически травим себя, как утверждают бессчётные доктора, эксперты-биологи и диетологи. Один из самых известных представителей данной группы — Роберт Ластиг (Robert Lustig) из Калифорнийского университета Сан-Франциско, получивший широкую известность благодаря собственному популярному видео на YouTube называющиеся «Сахар: неприятная правда». Кое-какие журналисты, такие как Гэри Тобс (Gary Taubes) и Марк Биттман (Mark Bittman), пришли к такому же выводу. Сахар, утверждают они, воображает значительно громадную опасность, чем простуда и венерические болезни, по причине того, что это токсин, наносящий вред отечественным органам и нарушающий привычные гормональные циклы отечественного тела. Чрезмерное потребление сахара, говорят они, есть одной из основных болезней эпидемии обмена и причин ожирения веществ, таких как диабет.

Помимо этого, это основной виновник сердечно-сосудистых болезней. В Соединенных Штатах от ожирения страдает более трети взрослых и приблизительно 12,5 миллиона детей и подростков. В первой половине 80-ых годов двадцатого века диабет был диагностирован у 5,6 миллиона американцев; в 2011-м эта заболевание была уже у 20 с лишним миллионов человек США.

Споры по поводу того, яд сахар либо нет, зависят от некоторых технических подробностей, показывающих на различные дороги получения организмом энергии от разных типов сахара. Сейчас американцы поедают сахар в двух главных видах: в форме столового сахара и в виде кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы. Молекула столового сахара либо сахарозы складывается из молекулы фруктозы и молекулы глюкозы. Это простые виды сахара с однообразной химической формулой, но у них мало отличаются ядерные структуры. Показавшаяся в 1960-е годы новая техника разрешила американской индустрии экономично перерабатывать глюкозу из кукурузы во фруктозу и создавать кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы.

Вопреки заглавию, в нем практически равное соотношение свободной глюкозы и фруктозы: 55% фруктозы, 42% глюкозы и 3% вторых сахаров. Потому, что фруктоза вдвое слаще глюкозы, недорогой сироп из их смеси стал привлекательной альтернативой сахарозе, приобретаемой из свёклы и сахарного тростника.

Независимо от источника потребляемого нами сахара, отечественным клеткам нужна как фруктоза, так и глюкоза, но не более тяжелая сахароза. Ферменты в желудочно-кишечном тракте разлагают сахарозу на фруктозу и глюкозу за считанные секунды, и исходя из этого для людской организма кукурузный сироп и сахароза с высоким содержанием фруктозы это одно да и то же. Но не так обстоит дело с составляющими их молекулами.

Глюкоза по кровеносным сосудам попадает во все отечественные ткани, по причине того, что любая клетка с готовностью преобразует ее в энергию. Но клетки печени составляют исключение, потому что они одни способны превращать в энергию фруктозу (за некоторыми исключениями). Исходя из этого задача по переработке фруктозы в ходе обмена веществ ложится полностью на один орган. Печень делает ее в основном за счет превращения фруктозы в лактат и глюкозу, либо соль молочной кислоты. В случае если имеется фруктозу много, мы перегрузим печень.

А она расходует так много энергии, превращая фруктозу в другие молекулы, что у нее может не остаться энергии на исполнение вторых функций. Следствием для того чтобы уменьшения энергии может стать выработка мочевой кислоты, с которой ученые связывают появление подагры, камней в почках и увеличение кровяного давления.

Человеческий организм строго регулирует содержание глюкозы в крови. Глюкоза стимулирует поджелудочную железу, которая выделяет гормон инсулин, помогающий удалять из крови избытки глюкозы, и содействует выработке гормона лептина, что подавляет голод. Фруктоза не содействует выделению инсулина и, по всей видимости, увеличивает содержание гормона грелина, что вызывает у нас чувство голода.

Кое-какие ученые предполагают, что много фруктозы заставляет людей имеется больше, чем необходимо. На протяжении изучений на животных и людях Кимбер Стэнхоуп (Kimber Stanhope) из Калифорнийского университета и другие ученые заключили , что излишнее потребление фруктозы ведет к увеличению содержания жиров в организме, в особенности в печени, и увеличивает уровень циркуляции триглицеридов, каковые повышают риск закупорки артерий и сердечно-сосудистых болезней. Кое-какие ученые связывают жировые прослойки в печени с резистентностью к инсулину, в то время, когда клетки начинают не сильный простого реагировать на инсулин, истощая поджелудочную железу до таковой степени, что она теряет свойство адекватно регулировать содержание глюкозы в крови.

Ричард Джонсон (Richard Johnson) из Колорадского университета в Денвере высказал предположение, что вырабатываемая в следствии метаболизма фруктозы мочевая кислота кроме этого повышает резистентность к инсулину. Со своей стороны, резистентность к инсулину вычисляют главным причиной, содействующим диабету и ожирению второго типа, причем эти три нарушения довольно часто происходят совместно.

Обмен веществ фруктозы приводит к цепной реакции возможно вредных химических трансформаций в организме. Исходя из этого Ластиг, Тобс и другие ученые выделяют фруктозу, именуя ее паршивой овцой в сахарном стаде. Говоря о сахаре как о токсине, они имеют в виду конкретно фруктозу. Но сейчас диетологи и выдающиеся биохимики оспаривают идею о том, что фруктоза воображает опасность для отечественного здоровья. Они утверждают, что заменой фруктозы на глюкозу и другие сахара ничего не решить.

Как отмечает эксперт по фруктозе Джон Уайт (John White), потребление фруктозы уменьшается уже более десяти лет подряд, а случаев ожирения делается все больше. Само собой разумеется, совпадающие тенденции сами по себе ничего не обосновывают. Более убедительная критика содержится в том, что обеспокоенность по поводу фруктозы основана в основном на изучениях, на протяжении которых люди и грызуны потребляли ее в огромных количествах — до 300 граммов в сутки, что соответствует содержанию сахара в восьми банках Кока-Колы, либо диете, где главная часть сахара это чистая фруктоза.

Но в конечном итоге люди потребляют значительно меньше фруктозы, чем подопытные в этих изучениях, и редко едят фруктозу без глюкозы.

В среднем люди на западе съедают от 100 до 150 граммов сахара в сутки, и половину этого количества образовывает фруктоза. Тяжело отыскать какую-то региональную диету либо персональный рацион питания, в котором присутствует лишь глюкоза либо лишь фруктоза. Практически все растения содержат и глюкозу, и фруктозу, и сахарозу — а по отдельности эти сахара в них не видятся. Вправду, в некоторых фруктах, таких как груши и яблоки, фруктозы содержится втрое больше, чем глюкозы.

Чем вреден сахар: мнение экспертов сами по себе

Но в большинстве фруктов и овощей из отечественной корзины их соотношение более сбалансировано. В ананасах, чернике, персиках, моркови, капусте и кукурузе, к примеру, это соотношение равняется один к одному. Тобс в собственной статье в издании New York Times Magazine утверждает: «Фруктоза…это то, что отличает сахар от вторых богатых углеводами продуктов, таких как хлеб либо картофель, каковые по окончании переваривания выделяют лишь глюкозу».

Это не совсем так. Не смотря на то, что в картофеле и белом хлебе полно крахмала — а это долгие цепочки молекул глюкозы — они кроме этого содержат сахарозу и фруктозу. Подобным образом, Ластиг говорит, что японская диета содействует понижению веса, поскольку так отсутствует фруктоза. Но японцы потребляют много сахара — в среднем 83 грамма в сутки. В том направлении входит и фруктоза, содержащаяся во фруктах, подслащенных напитках и в бессчётных искусно приготовленных японских кондитерских изделия.

В патентовании и создании кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы в 1960-х и 1970-х годах среди других учавствовал японский ученый Ёсиюки Такасаки (Yoshiyuki Takasaki).

Во многих вызывающих тревогу изучениях фруктозы употребляются легко нереальные дозы сахара без сопровождения глюкозы. Помимо этого, оказывается, что грызуны, на которых ставили испытания ученые, перерабатывают фруктозу совсем не так, как люди — вернее, совсем не так, как предполагалось изначально. В изучениях, в которых был прослежен фантастический вояж фруктозы по людской организму, говорится, что печень перерабатывает 50% фруктозы в глюкозу, 30% фруктозы в лактат и менее одного процента в жиры.

Но крысы и мыши более 50% фруктозы превращают в жиры, в связи с чем в опытах на этих животных преувеличивается пагубное действие фруктозы на человеческий организм, в особенности что касается закупорки артерий, резистентности и ожирения печени к инсулину.

Совершив серию мета-анализов и изучив десятки данных исследований на человеке, Джон Сивенпайпер (John Sievenpiper) из военного госпиталя Святого Михаила в Торонто и его коллеги не распознали вредных последствий от потребления обычной фруктозы для веса тела, выработки и кровяного давления мочевой кислоты. В собственном совершённом в 2011 году изучении ученый-диетолог Сэм Сан (Sam Sun) из большой корпорации по производству пищевых продуктов Archer Daniels Midland вместе с сотрудниками проанализировал информацию о потреблении сахара, собранные у 25000 американцев во время с 1999 по 2006 год. Совершённый анализ подтвердил, что люди редко едят фруктозу саму по себе, и продемонстрировал, что в рационе 97% людей фруктоза дает каждый день меньше энергии, чем другие сахара.

Они не нашли никаких хороших связей между уровнем и потреблением фруктозы триглицеридов, мочевой кислоты и холестерина, как не нашли и их значительного действия на индекс массы и окружность талии тела. А узнаваемый эксперт по сахару из университета города Лозанны Люк Таппи (Luc Tappy) пишет: «Учитывая значительное потребление фруктозы в отечественной диете, преимущественно из подслащенных напитков, сладких закусок и крупяных продуктов с добавлением сахара, и тот факт, что фруктоза это совсем необязательный питательный элемент, представляется разумным ограничивать потребление сахара в рамках любой программы по понижению веса, и у людей, подверженных риску нарушения обмена веществ. Но нет никаких данных в подтверждение того, что фруктоза это единственный а также основной фактор, содействующий происхождению этих болезней, и что она вредна для всех».

Дабы верно осознать процесс метаболизма во фруктозе, нам нужно учитывать, в какой форме мы потребляем сахар, о чем в собственном недавнем изучении поведал доктор наук Гарварда Дэвид Людвиг (David Ludwig), кроме этого трудящийся директором центра по профилактике ожирения при фонде New Balance. В случае если выпить содовой либо съесть мороженое, отечественный кишечник заполнится громадным числом несвязанной фруктозы. А вот фруктоза из яблока попадает в печень не сходу.

Фруктовая клетчатка, такая как целлюлоза, разлагается бактериями лишь в кишечнике, что значительно замедляет усвоения и процесс переваривания. Отечественные ферменты должны сперва порвать клетки яблока, дабы добраться до хранящихся в том месте сахаров. «Дело не только в пищевой клетчатке, но и в ее структуре, — говорит Людвиг. — Вы имеете возможность добавить слабительное метамуцил в кока-колу и не взять никакого результата». На протяжении маленького, но весьма занимательного опыта 17 взрослых людей из Южной Африки питались по большей части фруктами. Ежедневно они за двадцать приемов потребляли приблизительно 200 граммов фруктозы. Опыт продолжался 24 семь дней.

Подопытные не прибавили в весе, у них не повысилось давление, не появился дисбаланс инсулина и не изменился уровень липидов.

В подтверждение собственной аргументации Людвиг обращается к гликемическому индексу, что показывает, как скоро пища повышает уровень глюкозы в крови. крахмалосодержащие продукты и Чистая глюкоза, такие как картофель, о котором сказал Тобс, имеют большой гликемический индекс. А у фруктозы он низкий.

В случае если фруктоза одна виновна в диабете и ожирении, а глюкоза тут ни при чем, то диеты с высоким гликемическим индексом нельзя связывать с нарушением обмена веществ — а их связывают. Малый часть мирового населения потребляет так много фруктозы, что подвергает опасности собственное здоровье, по причине того, что организм испытывает проблемы с превращением данной молекулы в энергию. Но имеющиеся на сегодня эти показывают, что для большинства людей простое содержание фруктозы в пище не страшно.

Кроме того в случае если Ластиг ошибается, именуя фруктозу ядом и возлагая на нее всю вину за диабет и ожирение, его указание и главная мысль кажутся очень здравыми: нужно имеется меньше сахара. Из-за чего? По причине того, что применяя в пищу сладкие, энергетически полезные продукты с низкой питательной сокровищем, мы потребляем больше калорий, чем нам необходимо.

В это не хочется верить, но факт остается фактом: многие отечественные любимые десерты, закуски, хлопья, и особенно сладкие напитки, каковые мы так обожаем, наполняют организм значительно громадным числом сахара, чем он может переработать. Молочные коктейли, смузи, лимонады, энергетические напитки а также не подслащенные фруктовые соки много содержат несвязанные сахара, каковые отечественная пищеварительная совокупность поглощает мгновенно.

Но отказ от сахара это не панацея. Здоровая диета это не то, что вы откладываете в сторону второй кусочек сахара и прячете подальше булочки и печенье. Как по поводу лишнего жира в отечественной диете, что действует на несколько с сахаром и содействует происхождению сердечных болезней?

Как по поводу соли и плохого холестерина? «В случае если человек прибавляет в весе, ему необходимо снижать потребление сахара, — говорит Сивенпайпер. — Но существует неверное представление о том, что в случае если мы займемся своим сахаром, то поборем ожирение. В действительности, эта неприятность куда сложнее. Да, имеется люди, что выпивают через чур много сладких и газировки напитков, но большая часть в целом». Позже, имеется продукты, которых нам нужно потреблять больше: это цельное зерно, фрукты, овощи, рыба, постные белки. Но погодите, это еще не все.

Сбалансированная диета это только одна составляющая здорового образа судьбы. Нам кроме этого необходимы физические упражнения, дабы сердце активнее перекачивало кровь, дабы укреплялись отечественные мускулы и кости, дабы тело сохраняло гибкость. Физическая нагрузка, цельные, непереработанные умеренное питание и продукты — все это выглядит через чур самоочевидно и просто. Но в действительности, это более верный путь к хорошему здоровью, чем клевета на одну единственную молекулу в отечественной диете. Эти статистики подтверждают правильность для того чтобы пути.

Американцы из года в год потребляют все больше калорий (во время с 1970 по 2000 год ежедневное потребление пищи возросло на 530 калорий), но наряду с этим их физическая активность все больше понижается. Вот подлинная и неприятная правда: да, практически всем из нас нужно прилагать упрочнения и имеется меньше сахара; но в случае если мы желаем сохранить здоровье, нам нужно будет сделать значительно больше.

Инф. newsland.com